Эстетическое сознание восточного славянства

Если обратиться к восточному славянству, то следует заметить, что сейчас не удается полностью реконструировать его мифо-ритуальное пространство. Многие его символы и мифологемы сохранились в более поздних формах фольклора, в частности, в древнерусской обрядовой поэзии, заговорах, былинах и сказках, в малых жанрах фольклора. Об уровне и характере эстетического сознания языческих славян свидетельствуют и памятники декоративно-прикладного искусства первого тысячелетия нашей эры. Ясно, что эстетические реконструкции на основе такого материала гипотетичны, но у современного исследователя нет иного пути.

В сознании древних славян космос, природа, весь окружающий мир противостояли человеку сонмом богов, божков и бесчисленных существ, находящихся в постоянно менявшихся отношениях дружбы или вражды с ним. Вся жизнь древнего славянина протекала в постоянных контактах с этим миром. Священный трепет, страх, почитание, стремление умилостивить и расположить к себе с помощью жертвоприношений, заклинаний и магических действий, превратить в своих друзей и помощников - вот чувства и желания, преобладавшие в отношениях наших предков с обитателями верхних этажей пантеона. И напротив - стремления обмануть, перехитрить, пересилить, а иногда и задобрить типичны для отношений древнего славянина с природными существами низшего ранга. Комплекс этих, имевших яркую эмоциональную окраску взаимоотношений древнего человека с мифологическим миром, нашел глубокое художественное отражение в русском фольклоре.

Для эстетического сознания восточных славян характерны яркая образность и богатая фантазия; хорошо развитая ассоциативность мышления, полисемия в отношении главных символов культуры, преобладание сакральных отношений с мифологическим миром. Интересно отметить, что в дошедшем донас фольклоре многие элементы сакральных отношений превратились уже в единицы эстетического сознания, то есть общая тенденция развития мифологического сознания имеет направленность от сакрально-магического уровня к эстетическому. Опираясь на материалы древнерусских книжников, оставивших много свидетельств о языческой обрядовости и мировоззрении древних русичей, можно заключить, что последний период перед принятием Русью христианства и в первые века уже христианизированной Руси в сознании язычников сакральные и эстетические элементы были тосно переплетены и активно поддерживали друг друга.

В целом для этого глубинного пласта древнерусского эстетического сознания характерны тенденции к конкретности, материальности, пластической осязательности духовных феноменов, к сакрализации природных явлений, к иллюзорности и "документальной" определенности потустороннего мира, к ощущению магической взаимосвязанности вещей и явлений.

Прежде всего необходимо выделить такую особенность сознания русского средневекового человека, как соборность. Соборное сознание в понимании православия - это результат коллективного "духовного делания" собора единомышленников, получающего благодатную помощь свыше.

Соборностью древнерусского эстетического сознания во многом определяется его характерная особенность, или точнее особенность художественной культуры, как системность. Наиболее полное свое бытие соборное сознание обретает в процессе церковного богослужения, литургического действа, которое совершается в храме в особой, предельно эстетизированной среде. В Древней Руси, как и в Византии, созданию такой среды с помощью целого ряда профессиональных искусств уделялось большое внимание. Искусства, оформлявшие церковный культ и активно способствовавшие становлению и закреплению соборного сознания, представляли собой достаточно целостную систему, основывавшуюся на своеобразном синтезе искусств. Исторически эта система возникла из потребностей литургической жизни христиан, как художественно-эстетическое выражение православного соборного сознания.