Генрих Терьен. Рассказ Юрия Зубовского. Часть 1.

1

"Только пять гастролей всемирно-известного мага и чародея Генриха Терьена! В мире таинственного и непостижимого! Первый раз в нашем городе! Великое чудо природы! Загадка 20-го века!"

Директор цирковой труппы прочитал составленную им широковещательную афишу и со вздохом спросил кассира:

- Как вы думаете, Петр Сергеевич, прибавить: "несмотря на огромные затраты, дирекция"… и так далее?

- Не стоит, Самуил Львович, - ответил кассир, - "тарарам" и так достаточный. Не нужно пересаливать, а то публика теперь пошла тоже понимающая. Обязательно скажут: что-то уж слишком расхваливают, должно быть, чепуха порядочная.

- Не стоит, так не стоит, - согласился директор труппы. И опять судорожно вздохнул.

- На этого Терьена вся надежда. Если публика и теперь не пойдет, значит - крышка: закрывай лавочку.

- Да, дела неважные, - подтвердил кассир, - вот и сегодня только на сорок шесть рублей билетов продано. - И помолчав, спросил:

- А скоро этот маг и чародей явится?

- Не знаю, - развел руками директор труппы, - по моим расчетам он должен приехать сегодня вечером.

К кассе, в глубине которой происходил разговор, в это время подошел какой-то господин, и кассир наклонился к окошечку. Директор труппы взглянул на часы. Было уже половина первого, а в час должна была начаться репетиция. Он еще раз прочитал афишу, самодовольно и даже слегка тщеславно улыбнулся и медленно пошел на арену. Там уже толпились артисты. Чемпион мира, хрипло смеясь, рассказывал что-то маленькой, гибкой Кэтти, которая состояла в труппе на амплуа "женщины-змеи" или, как иногда писали в афишах, "гуттаперчевой девушки". Кэтти внимательно слушала чемпиона мира и деланно улыбалась, а в глазах ее застыло выражение мучительного страха и покорной тоски. Левая щека Кэтти была густо напудрена.

"Должно быть, этот изверг опять вчера бил ее", - подумал директор труппы. Он знал, что чемпион мира почти ежедневно истязает гуттаперчевую девушку, и уже несколько раз заступался за нее, но атлет не обращал внимания на слова директора, и Кэтти жила, постоянно перенося побои и издевательства грубого чемпиона. Чемпион делал сборы и директору не выгодно было с ним ссориться…

2

Генрих Терьен приехал вечером, во время представления, когда акробатка совершала очередной гротеск на лошади и ей помогал рыжий Бум-Бам. Директор сидел в ложе, уныло разглядывая весьма немногочисленную публику. "Если Терьен не поправит сборов, - думал директор: - тогда - аминь. Объявлю "прогар" и заплачу труппе по четвертаку за рубль". - Размышления директора прервал капельдинер:

- Самуил Львович, вас спрашивает какой-то господин. Вот его карточка. - Директор взял из рук почтительно склонившегося капельдинера продолговатую визитную карточку. На ней значилось: "Генрих Терьен, известный гипнотизер и эксцентрик".

- Проведи господина в мой кабинет, - сказал директор капельдинеру, - и скажи, что я сейчас приду.

- Слушаюсь, ответил капельдинер.

В это время Бум-Бам совершил один из своих головоломных прыжков, и галерка восторженно зааплодировала.

- Аллез! - крикнул, щелкнув длинным, гибким бичом, цирковой распорядитель Альфред, и Анетт, кокетливо улыбаясь, прыгнула через обруч, ловко подставленный Бум-Бамом.

Когда директор вошел в кабинет, Терьен уже сидел около письменного стола. Он поднялся навстречу директору и, пожимая его руку, отчетливо сухо отрекомендовался:

- Генрих Терьен.

Директор за свою долгую антрепренерскую деятельность перевидел сотни цирковых артистов. Среди них были и карлики, и великаны, и люди без костей, и факиры, - пестрая толпа уродов и людей, умышленно изувечивших и исковеркавших себя. Но все-таки наружность Терьена произвела на директора необычайное впечатление. Сначала, когда директор взглянул на мертвенно-бледное, бритое, худое лицо Терьена, - он даже не понял, что в этом лице самое значительное и волнующее, и только тогда, когда взгляд его встретился со взглядом Терьена, - директор понял, почему так жутко смотреть на это бритое тонкое лицо.

"Какие у него необыкновенные глаза, - подумал директор, - глубокие, со стальным, холодным отливом, беспощадные и, вместе с тем, непроницаемые". - Директор невольно зажмурился, как человек, вышедший из темноты и сразу попавший в яркую полосу ослепительного света. Потом открыл глаза и, стараясь не встречаться со взглядом Терьена, повел с ним обычную деловую беседу.

Контракт был подписан заочно, и поэтому разговор касался только мелких деталей. Терьен говорил сухо, отрывисто, и голос его звучал глухо.

- Вы будете работать с воскресенья?

- С воскресенья, - согласился Терьен и спросил: - аванс сегодня?

Директор нехотя вынул из бумажника и передал Терьену обещанную сумму. Гипнотизер небрежно спрятал кредитки в жилетный карман, пожал руку директора и вышел из кабинета.

"Он будет делать сборы, - радостно подумал директор: - в нем есть то, что любит публика: - загадочность, а, кроме того, везде, где он работал, - успех сопутствовал ему неизменно. Нужно только "тарарам" устроить, шумиху, рекламу. В рекламе, - залог успеха.

На следующий же день на улицах города появились огромные фургоны, сплошь обтянутые пестрыми плакатами, на которых в широковещательных выражениях расписывались всевозможные чудеса, творимые волшебником Терьеном. А на дневной репетиции появился и сам Терьен.

- Вы сегодня будете работать? - спросил директор.

- Как вам угодно.

- Пожалуйста.

Терьен вошел в директорскую ложу.

- Попрошу вас занять места в партере, - обратился он к артистам. - И вас тоже, Самуил Львович. Директор прошел в партер вместе с артистами.

Терьен пристально посмотрел на них и заговорил глухо и медленно:

- Милостивые государыни и милостивые государи! Перед вами всемирно-известный гипнотизер и волшебник Генрих Терьен - достойный ученик индийских факиров. Смотрите на меня пристально и внимательно. Сейчас исчезнет Генрих Терьен, а вместо него перед вами пройдут тени людей, уже давно отошедших в загробный мир и ныне воскрешенных силою моего волшебства. - Отчетливо и сказочно звучали слова Терьена и стальной взгляд его, казалось, проникал в самые души его немногочисленных слушателей. Директор чувствовал, как неуловимая дымка окутывает его сознание, постепенно цепенеет и делается безвольным тело, и сердце сладко замирает, как будто предугадывая таинственные, до сих пор неиспытанные, ощущения.

Не отрывая глаз смотрел он на Терьена и вдруг увидел, что гипнотизер исчезает, тает, и на том месте, где только что был он, теперь сидит огромный, звероподобный человек, мускулистое, загорелое тело которого едва прикрыто шкурой какого-то животного. Человек хищно улыбается и скалит острые, длинные зубы.

Не видение это длится только одно мгновение. Фигура дикаря постепенно тускнеет, и на ее месте появляется древний римлянин, изнеженный патриций в великолепной тоге, с безукоризненно прекрасным профилем.

Тонкие, породистые губы римлянина искривляются в презрительно-саркастическую улыбку, и длинные, изящные пальцы небрежно скользят по плюшевой обивке ложи. Но проходит еще мгновение - и родятся новые видения.

Маркиза, в напудренном парике, сменяет длиннобородый, грузный боярин, боярина - живописный перс. Еще и еще… плывут видения, тают, рождаются вновь, и вдруг все исчезает, заволакивается розоватой, слегка мутной, дымкой, и там, где были они, - сидит Генрих Терьен с немного побледневшим осунувшимся лицом и устало улыбается. Артисты и директор пробуждаются от таинственного очарования, и уже кажется им, что не было волшебства, а только пригрезился им сладкий мгновенный сон.

- Эффектно, говорит директор Терьену, - ваши сеансы должны иметь успех. - Маленькая Кэтти восторженно смотрит на гипнотизера, и в глазах ее, в печальных глазах гуттаперчевой девушки, светится восторг. В узеньких глазках чемпиона вспыхивают злые огоньки, и он презрительно хмурится. Кэтти замечает это и пугливо ежится: она знает как бесконечно ревнив чемпион и как он беспощаден.

Тусклые лучи солнца падают на арену из купола потолка и мертвят усталое, бледное лицо Терьена.

3

Директор доволен. Терьен делает полные сборы. Уже давно пустовавший цирк теперь каждый вечер переполняется публикой. Все ждут сеанса гипнотизера. Равнодушно встречает публика гуттаперчевую девушку, однообразные шутки Бум-Бама, и даже галерка плохо реагирует на боевые номера чемпиона. Чемпион сердито ворчит и недовольно уходит с арены под жидкие аплодисменты прежних своих почитателей.

- Терь-ена!.. Терь-ена!.. Терь-ена! Браво!… - неистово вопит галерка, настойчиво вызывая своего нового любимца.

Наконец на арену легкой походкой выходит гипнотизер.

Сначала он показывает ряд обыкновенных фокусов: прокалывает острой булавкой лицо и руки, пронзает свою шею тонкой шпагой и втыкает ножи в ладони рук. Публика смотрит и нетерпеливо аплодирует, - она ждет главного номера. Терьен входит в директорскую ложу… Неожиданно замолкает оркестр, и в насторожившейся тишине циркового зала проникновенно и властно звучит глухой голос Терьена.

- Милостивые государыни и милостивые государи! Перед вами всемирно известный гипнотизер и волшебник Генрих Терьен, достойный ученик индийских факиров. Смотрите на меня…

Терьен говорит, и постепенно таинственное очарование охватывает слушателей, и, завороженная слушает его толпа, покоренная непостижимыми чарами гипнотизера. А из-за тяжелой портьеры отделяющей арену от кулис, жадно смотрят на Терьена печальные глубокие и ласковые глаза гуттаперчевой девушки. С арены Терьен уходит под гром рукоплесканий и после настойчивых вызовов появляется снова.

- Милостивые государыни и милостивые государи! - говорит он, обращаясь к публике, - покорнейше прошу желающего испытать на себе силу моего внушения пожаловать на арену.

В первые дни гастролей Терьена смельчаков не находилось, но потом спустился с галерки какой-то мастеровой и после него стали появляться охотники испытать власть Терьена из ложи, из бель-этажа и партера. Терьен делал с ними, что хотел. Он заставлял петь совершенно безголосых людей, танцевать - неуклюжих, ходить на руках по арене - толстых и старых, декламировать и объясняться в любви. И люди все это проделывали с остановившимися, неестественно серьезными лицами, лицами под громовой хохот публики и потом, пробудившись, очнувшись от навеянных на них чар, совершенно ничего не могли вспомнить из происходившего с ними.

Продолжение следует.

  • Категория: Публикации
  • Опубликовано 14 августа 2013 08:20
  • Прочитано 1409раз(а)
Комментарии
не обязательно
должен быть корректным
результат умножения

Спамить бесполезно!