Практика как критерий истины

В истории развития теории познания вопрос о критерии истины занимает центральное место. Определяя источник, пути, способы познания окружающего нас мира, люди неизбежно ставили перед собой вопрос: как отделить истинное от ложного, как определить достоверность наших знаний, их соответствие тем процессам, явлениям, закономерностям, которые объективно присущи реальному миру?

Вполне понятно, что идеалисты не могли дать правильного ответа на этот вопрос, ибо они неправильно, антинаучно истолковывали существо самой истины. Для идеалистов, как мы видели, истина представляет собой нечто сугубо субъективное, произвольное творение человеческого сознания. Весь процесс познания идеалисты сводят к чисто психической деятельности человека. Отражая, как правило, идеологию, стремление и желание реакционных, отмирающих классов, не заинтересованных в истинном познании мира, идеалисты боятся реальной действительности, избегают проверки своих идеи фактами, общественной практикой.

Последователи марксистской идеологии считают, что до возникновения марксизма вопрос о подлинно объективном критерии истины не был решен не только в идеалистической философии, но по существу и все домарксовские материалисты не могли найти полного научного решения этого вопроса. Все философы до Маркса либо совершенно игнорировали роль практики, как критерия истины, либо сводили ее к опыту, эксперименту, наблюдению и т. п. Последователи марксистской идеологии считают, что только классики марксизма-ленинизма впервые в истории развития философии нашли подлинно научное решение вопроса о критерии истины, совершив тем самым революционный переворот в теории познания. Они доказали, что общественно-трудовая, производственная деятельность людей является не только основой всего процесса познания от его начала и до конца, но также и решающим критерием истины и конечной целью познания.

Исходя из материалистического решения основного вопроса философии, диалектический материализм учит, что истина есть адекватное отражение в сознании человека объективной действительности, критерием же того, адекватно ли человеческое сознание отражает внешний мир, является практика.

Только те идеи и теории, которые получают подтверждение в общественной практике, могут быть признаны правильным отражением объективного мира.

Следует отметить, что некоторые идеалисты также признавали практику критерием истины, но практика в их понимании - это не общественно-революционная историческая деятельность людей, а духовная практика, т. е. человеческое мышление (Кант, Гегель и др.) или узкий вульгарный практицизм и делячество (прагматизм - реакционное идеалистическое направление в философии). Такая практика сугубо субъективна. Она не может определить, какие моменты наших идей объективны и какие субъективны, какие из них присущи предметам объективной действительности и какие привнесены нами в процессе мышления. Практика, которая трактуется как проявление духа, сознания, а не как реальная производственно-историческая деятельность людей, неизбежно ведет к поповщине. Она не может объективно отражать действительность, реальную жизнь, поскольку она ограничивается только абстрактной деятельностью сознания. Идея здесь выступает критерием самой себя. Такое понимание критерия истины является антинаучным, идеалистическим.

Игнорирование идеалистами подлинной материальной практики людей вынуждает их придумывать такие критерии истины, как "ясность" и "очевидность" (Декарт), "внутренняя согласованность мыслей" (Юм), "априорная значимость" (Кант), "экономия мышления" (Мах), "полезность" (прагматисты) и др. Общим для них является отказ от объективной истины и признание так называемого формального критерия истины, который должен отражать не объективную действительность, а соответствие между мыслями. Это особенно ярко проводится в философской системе Канта, неокантианцев и иных идеалистов, для которых формы познания представляют собой чистейшие абстракции, не имеющие ничего общего с объективной реальностью, а все наши знания должны проверяться не путем сопоставления с вещами и явлениями объективного мира, с реальными фактами, а путем сопоставления теорий с теориями, идей с идеями, мыслей с мыслями.

"Истинным" называется положение не потому, что оно совпадает с реальностью, пребывающей по ту сторону всякого мышления и всего мыслимого, писал неокантианец Кассирер, а потому, что оно 'в процессе мышления само себя доказало на деле и привело к новым плодотворным выводам". Истина у неокантианцев означает не соответствие наших идей, теорий, мыслей, объективной действительности, а выводится из априорных абстрактных понятий чисто логическим путем.

"Познание может быть биологически полезным, полезным в практике человека, в сохранении жизни, в сохранении вида, лишь тогда, если оно отражает объективную истину, не зависящую от человека. Для материалиста успех человеческой практики доказывает соответствие наших представлений с объективной природой вещей, которые мы воспринимаем" (Ленин).

  • Категория: Антифилософия
  • Опубликовано 20 сентября 2014 09:25
  • Прочитано 6647раз(а)
Комментарии
не обязательно
должен быть корректным
результат умножения

Спамить бесполезно!